Генеральный директор компании “Терратур” Анна ГАНЖА: Избавляйтесь от стереотипов и отдыхайте по-новому!

Педагог по образованию, она и не предполагала, что в итоге свяжет жизнь с туризмом. Пришла в него случайно – подработать – и задержалась на двадцать с лишним лет. Сегодня ее компания охватывает практически все направления зарубежного отдыха, некоторые из которых первой представила дальневосточному рынку.

Уровень ее профессионализма легко прослеживается в комментариях для туристических обзоров – емких и неординарных, а человеческие качества измеряются поступками, которые она совершает. И мне, признаться, давно хотелось сделать интервью с героиней этого номера – генеральным директором владивостокской компании «ТЕРРАТУР» Анной ГАНЖА.

– Анна Юрьевна, как все-таки вы оказались в туризме?

– Трудно сказать, как сложилась бы моя профессиональная жизнь, не случись в стране перестройка. Получив педагогическое образование, я успела немного поработать в школе, но на зарплату 83 рубля с годовалым ребенком в начале 1990-х было не прожить, и мне пришлось задуматься о смене места работы, хотя бы на время. Совершенно случайно познакомилась с Еленой АНДРЕЕВОЙ (ныне генеральный директор компании «Мирабель-Тур». – Прим ред.), работавшей в компании «Владмир», и она предложила мне попробовать себя в туризме. Я не имела ни малейшего представления о том, что это такое, но тогда все в нашей отрасли начинали с нуля. Директор «Владмира» Людмила БЕЛОЛИПЕЦКАЯ (до сих пор благодарна ей!) дала мне шанс, предложив попытаться в одиночку развить японское направление, и я рискнула. Туризм тогда, как помните, сводился к шоп-турам, а Япония была интересна «туристам» прежде всего автомобилями. Уже через два месяца я отправила первую группу автопродавцов в Сакаиминато – незнакомый на тот момент приморцам порт, спустя какое-то время первой во Владивостоке отправила туристов авиарейсом в Нагою, и за три года, что я проработала во «Владмире», мне удалось развить очень сильное направление.

– А как возникла мысль создать свою компанию?

– Меня не устраивал формат работы. Мы, менеджеры, не были официально трудоустроены, а зарабатывать были вынуждены за счет дополнительного бизнеса. Поэтому те, кто работал с Италией и Турцией, держали магазины одежды, кто занимался Кореей – торговал мебелью и бытовой техникой и т. д. Мне же, помимо стабильности, хотелось заниматься чистым туризмом, развиваясь самой в этом направлении. Я первой рискнула отправиться в вольное плавание, следом за мной ушли еще несколько человек, и, к слову, костяк нынешнего турбизнеса Приморья – это выходцы из «Владмира», основавшие свои компании.

Начинали мы, естественно, с Японии, затем появилась Корея, постепенно стали обрастать другими направлениями. Только встали на ноги – в 1998-м случился дефолт. Выстояла компания благодаря нашим любимым туристам из автобизнеса. Они, как могли, крутились сами и давали возможность зарабатывать нам. Пережив кризис, с начала 2000-х мы стали работать с Таиландом, Сингапуром, Малайзией, Бали… – и сегодня спектр наших направлений охватывает практически все туристические уголки мира и виды отдыха, а также образовательный и медицинский туризм. Какие-то из направлений более востребованы, какие-то менее, но все они рабочие, «живые», не для галочки.

– Костяк менеджеров компании не меняется более 15 лет. Чем вы их удерживаете?

– За эти годы в коллективе установились практически семейные отношения. И радости, и горести – все общее, и это здорово сплачивает. Кроме того, надеюсь, каждый из моих сотрудников видит в компании возможность собственного развития. Я действительно очень много в них вкладываю. Все они, за очень редким исключением, пришли в турбизнес с нуля и, уже работая здесь, получили профильное туристическое образование. Каждый из менеджеров лично был в странах, которые продает. Это очень важно. Я вообще считаю, что рекламные туры предназначены не для директоров, а для менеджеров по направлениям. Они должны их знать не по буклетам – лично. Не директор должен пересказать сотрудникам свои впечатления о той или иной стране, а менеджер сам должен их пережить, прочувствовать и транслировать туристу. В этом случае степень доверия со стороны клиента растет геометрически. Да, я, как директор, бывала в разных фам-трипах, но в меньшем количестве и гораздо реже, чем мои менеджеры. Они больше меня видели и лучше знают направления, с которыми работают. И это правильно, на мой взгляд.

– Вы никогда не боялись первыми на дальневосточном рынке открывать новые направления. Те же круизы, например…

– Коллеги из других компаний крутили у виска, когда мы анонсировали этот вид отдыха. Это бесперспективно, мы слишком далеко находимся, это очень дорогой продукт, – говорили они мне. Но я интуитивно чувствовала, что рынок хорошо отреагирует на это направление. Сама я загорелась круизами много лет назад, еще работая во «Владмире»: в одной из местных компаний увидела буклет Princess Cruises на английском языке. Он меня буквально заворожил. «Хочешь – забирай, – сказали мне, – нам он все равно не нужен». Тогда я не решилась даже поднять вопрос об этом направлении: середина 1990-х, какие круизы? Но идея все же прочно засела у меня в голове. Основав свою компанию, все время помнила об этом, но сначала надо было наладить бизнес, затем случился дефолт, когда же рынок потихоньку оправился от шока, начала зондировать почву и вышла на крупного московского оператора. Там к моему предложению о сотрудничестве отнеслись скептически, но на учебу все же пригласили. Получившая сертификат менеджер вернулась переполненная эмоциями. Она была настолько вдохновлена увиденным и услышанным, что первые продажи стартовали буквально в тот же месяц. И вот уже 10 лет мы успешно занимаемся этой темой. Осенью я отправляюсь в директорский круиз Princess Cruises, куда приглашены руководители компаний-лидеров круизного направления, в т. ч. 18 российских. Конечно, я горжусь тем, что «ТЕРРАТУР» в их числе. Хотя, не скрою, это, пожалуй, самое сложное с точки зрения продаж направление.

– В чем его сложность?

– В существующих стереотипах, прежде всего. При слове «круиз» у большинства людей до сих пор возникают четкие ассоциации: очень дорого, крайне пафосно и исключительно для избранных. На самом деле это не так. Да, есть круизные компании премиум-класса с роскошными лайнерами, украшенными подлинными предметами искусства, где столы во время завтраков-ужинов сервируются серебром Christofle и хрусталем Schott-Zwiesel, – там дамы «выгуливают» платья от кутюр и бриллианты, а мужчины обязаны надевать смокинги на ужин. (И у нас есть туристы, сознательно выбирающие именно этот формат.) Но наряду с этим существует целый ряд компаний, предлагающих круизы более доступной стоимости и подразумевающие более демократичную атмосферу на борту. При этом их комфортабельные лайнеры имеют категорию 4-5 звезд и по уровню сервиса соответствуют самым фешенебельным отелям.

Вообще, крупных круизных компаний – около двух десятков в мире, у каждой – от трех до тридцати судов, свой регион плавания и свои особенности. Все эти тонкости надо знать, чтобы сориентировать туриста и предложить ему ту компанию, тот лайнер и тот маршрут, что позволят получить максимум удовольствия от круиза. В этом и заключается предназначение менеджера. Почему у нас хорошо идет это сложное направление? Потому что, можете мне поверить, лучше нашего специалиста никто в регионе его не знает. Она не просто прошла учебу – лично проинспектировала ряд лайнеров и маршрутов и не понаслышке знакома со всеми нюансами круизных компаний и регионов плавания. А буквально на днях, кстати, вернулась из очередного круиза на новом лайнере Regal Princess.

Что же касается стоимости таких путешествий, то она весьма доступна. Так, например, 10-дневный круиз по Средиземноморью в среднем стоит от 600 евро на человека. Зачастую самая дорогая составляющая круизного продукта для дальневосточников – авиаперелет. Но это касается любого тура в Европу, Америку или Австралию. В остальном формат круиза, напротив, помогает сэкономить: в любом городе мира ты обеспечен «крышей над головой», питание, едва ли не круглосуточное, включено, большинство развлечений на борту – тоже, остается только наслаждаться новыми открытиями. Есть только один «минус» – на круизы «подсаживаешься». Стоит побывать хотя бы в одном – привычные туры кажутся пресными.

– Одна из тенденций последних лет – уход туристов в Интернет. Вы на себе это ощутили?

– Безусловно, набравшись опыта поездок через туркомпании, путешественники стали сегодня более самостоятельными. У кого-то получается организовать отдых самостоятельно, кто-то, «обжегшись», возвращается обратно к нам. Мы, в свою очередь, стараемся искать «фишки», которые позволят сохранить востребованность труда туроператора. Тот же круизный сегмент вряд ли уйдет в Интернет: слишком много нюансов, в т. ч. в визировании, и проще оформлять весь пакет у туроператора. Кроме того, всегда будут клиенты, предпочитающие онлайну оффлайн. У одних нет времени и желания заниматься турами самостоятельно, другим необходимо, чтобы за них кто-то отвечал, третьим важно, чтобы было кому предъявить претензии, «если вдруг что-то пойдет не так».

– Охватывая практически все направления зарубежного отдыха, вы совсем не занимаетесь внутренним туризмом. Почему? Не верите в его перспективу?

– На мой взгляд, если хочешь успешно работать в этом направлении, надо делать все самой, от начала и до конца. То есть создавать собственные средства размещения – достойные, отвечающие твоему личному представлению о комфорте, – разрабатывать оригинальные маршруты, обзаводиться транспортом, приводить в порядок дороги, по которым будут ездить твои туристы и т. д. Это требует огромных денег. У меня их нет. Да и желания, честно говоря, тоже, потому что все это будет лежать на плечах компании: на поддержку государства рассчитывать не приходится. Хотя, сегодня, похоже, ситуация меняется: власти потихоньку начинают разворачиваться лицом к турбизнесу. Но пока все мало-мальски достойные туристические объекты в крае – плоды усилий частного бизнеса. Яркий тому пример – зоопарк на Садгороде: результат желания и действий одного конкретного человека. Пока не будет четкой и внятной стратегии, объединяющей все составляющие внутреннего туризма, в т. ч. инфраструктурные, и не будет действенной помощи от властей, этот сегмент бесперспективен. Я очень уважаю своих коллег, которые тянут эту лямку, но сама все-таки предпочитаю заниматься выездным туризмом. И в этом вижу свою миссию – открывать дальневосточникам новые горизонты отдыха в любом уголке мира.

– Это прибыльное занятие?

– Это позволяет содержать и обучать штат сотрудников, развивать новые направления, платить налоги, но это не тот бизнес, что позволяет зарабатывать огромные деньги. В нашей среде работают, скорее, энтузиасты своего дела, люди, влюбленные в путешествия и стремящиеся увлечь ими других. К сожалению, условия работы на нашем рынке постоянно ужесточаются, в т. ч. и экономические. Фингарантия, турпомощь – инициативы, возможно, нужные, но их реализация ложится на плечи малого бизнеса. И моя компания, и совсем небольшое агентство, и какой-нибудь туристический «монстр» из числа крупнейших федеральных чартерных перевозчиков платим одинаковые суммы, и приличные! Но ведь финансовые возможности у всех разные! Более того, даже несмотря на отсутствие выплат из фондов, эти взносы должны быть ежегодными. Для чего? Каждый из нас нашел бы более эффективное применение этим средствам.

– Никогда не возникало сожаления о том, что выбрали именно эту сферу деятельности?

– Ни разу. Мне до сих пор интересно то, чем я занимаюсь. Я вообще убеждена в том, что на работу нужно идти с желанием и получать удовольствие от того, что ты делаешь, с кем и насколько эффективно. Не понимаю тех, кто мучается, занимаясь нелюбимым делом: ни зарплата, ни возможные перспективы, ни другие бонусы не стоят твоего внутреннего равновесия и гармонии. Я счастлива, что работаю именно в туризме. Да, бывает непросто, но отклики благодарных клиентов (а таких у нас 99%) отлично мотивируют.

– А сами, кстати, где и как предпочитаете отдыхать?

– В круизах. Опробовали семьей разные форматы отдыха, но остановились на круизном. Выбираем каждый год новый регион – и вперед, за незабываемыми впечатлениями.

– Не могу не спросить о еще одной сфере вашей деятельности. Вы являетесь членом правления Благотворительного фонда помощи детям-сиротам «Владмама», занимаетесь поддержкой тяжелобольных детей… Причем не просто помогаете им деньгами, как большинство представителей бизнеса, а вовлечены в организационные процессы всей душой: ищите и находите площадки для благотворительных сейлов, лично выходите на эти распродажи, организуете авиаперевозки больных детей и т. д., при этом заряжаете всех вокруг таким оптимизмом! Все это требует огромного количества времени и сил, в т. ч. душевных. Где сами черпаете ресурс?

– Это сложно понять тем, кто никогда не был в ситуации, в которой оказываются родители таких детей. Если же тебя самого коснулась такая беда и ты знаешь, что это такое – осознавать, что твоему ребенку кроме тебя самой и твоих близких никто не поможет, начинаешь смотреть на многие вещи иначе. Сам приходишь на помощь. И время, и силы находятся сами собой. А также слова, которые больше всего нужны в тот момент родителям.

Мне тяжело говорить на эту тему. Одно могу сказать: помогать надо. Даже когда ребенка «списали» врачи. Хвататься за малейшие соломинки и бороться.

Почему я сама выхожу на сейлы? Потому что волонтеры, на которых все держится, большие умницы, но не имеют опыта в торговле. Я тоже не профессионал, но у меня есть опыт управления собственной торговой точкой, я знаю, как лучше организовать торговое пространство, как выложить лоты, чтобы их увидели и купили. Прихожу сама, зову друзей и знакомых… А силы дает результат, и он у нас есть: дети возвращаются к жизни.

– Нередко столь активная жизненная позиция ведет в политику. У вас никогда не возникало желания попробовать себя на новом поприще?

– Нет, это не мое. Есть у тебя внутренняя уверенность в том, что ты сможешь сделать там что-то хорошее, – действуй, нет – не пытайся начинать. У меня такой уверенности нет, ведь далеко не все идут в политику с чистыми и благородными целями. Для того чтобы я была эффективной со своими инициативами, надо, чтобы все остальные вокруг хотели того же. А этого не будет, я реалист. Поэтому мне комфортно на своем месте. Пусть у меня не будет таких инструментов, что дает политика, пусть я смогу сделать не очень много, но буду знать, что предприняла все, что от меня зависит, и мои усилия дошли до конкретного адресата. 

Компания Терратур – Организация туров по всему миру. Групповые и индивидуальные туры, оздоровительные экскурсионные, детские туры. Обучение за рубежом. Визирование.

Сайт компании: www.terratour.ru

 

Atari Studio ™