Противостояние отечественной контрразведки с разведкой КНР на Дальнем Востоке

С Запада Россия кажется необъятной страной, угрожающе нависшей над «старушкой» Европой. А если взглянуть с Востока? Рядом с огромным «человеческим резервуаром» Китая мы выглядим не столь пугающе. А уж наши слабо заселенные территории Дальнего Востока выглядят, словно необитаемая пустыня, ждущая миллионы китайцев. Именно такой «лакомый кусочек» как российский Дальний Восток стал одним из главных объектов деятельности китайской разведки. Поскольку в области разведки Китай начинал с азов, он смог выбрать лучшее из того, чем обладал мир в данной области. А этим лучшим была система КГБ СССР, израильского «Моссада» и Американского ЦРУ. Китайцы всегда были искусными подражателями. Но они внесли в искусство шпионажа и свои новшества, которые в некотором отношении превзошли КГБ и ЦРУ. В своей работе китайские спецслужбы придерживаются стратегии, которую можно выразить так: каждый может шпионить – каждый должен шпионить. Эта стратегия тотального шпионажа. За короткое время китайский шпионаж буквально охватил всю территорию земного шара. Едва ли, кто может сегодня подсчитать численность обширной армии тайных слуг Поднебесной.

В 1949 году была образована Китайская Народная Республика, которая крайне нуждалась в мощных разведывательных и контрразведывательных службах. Мао Цзе Дун обратился за помощью к СССР. В знак братской дружбы в Москве решили раскрыть китайцам все свои агентурные связи. Это была серьезная ошибка. Позже, когда возникли первые военные конфликты между двумя странами, советские спецслужбы оказались без агентуры.

В конце 50-х КГБ фактически прекратила работу в Китае. В отличие от советских спецслужб, разведка КНР неоднократно предпринимала попытки вербовать агентов из числа работавших в Китае советских специалистов. [5] Предпринимались попытки засылать на территорию Дальнего Востока своих агентов.

С началом культурной революции по всей советско-китайской границе начался так называемый “китайский синдром” – массовая миграция людей из Китая. Люди засылались из Китая в Советский Союз “на оседание” и в принудительном порядке. Им ставилась задача: хорошо изучить местность и экономику данного района, вжиться в конкретное окружение и ждать часа “икс”. Давались и рекомендации того, как закрепиться в России. Прежде всего, постараться жениться на русской женщине, чтобы обрести советское гражданство, а стало быть, и свободу перемещения. Другой вариант; совершить незначительное уголовное преступление, чтобы, отсидеть немного, выйти на волю со справкой об освобождении, а на ее основании получить паспорт.

Спецслужбы КНР активно использовали любые каналы и средства для проникновения на нашу территорию и сбора информации: направление шпионской агентуры под видом китайских перебежчиков, тотальное наблюдение вдоль границы, обработку приграничного населения. Поэтому в каждом перебежчике наши спецслужбы видели потенциальных агентов противника, отсюда и строительство – фильтрационных зон и лагерей, для того, чтобы китайские перебежчики не имели возможности сбежать внутрь СССР.

Бежали на ту сторону не только китайцы, но и русские. Для их содержания китайцы оборудовали тюрьму в городе Фушуне, где до амнистии 1972 года содержались бывшие гоминдановцы. Русские помещались в нескольких изолированных блоках и пользовались библиотекой еще царских книг. До 1977 года китайцы не выдавали советских перебежчиков и нарушителей, а затем стали возвращать их в массовом порядке. Уходили в основном солдаты, спасаясь от дедовщины, уголовники или просто в состоянии алкогольного опьянения теряли ориентацию. Первым перебежчиком, которого в качестве акта доброй воли китайцы выдали советской стороне в 1977 году, был содержавшийся у них 7 лет работник совхоза Бондарь. Об этом даже было доложено самому Андропову. Бондарь попал в Китай в 1970 году вместе со своей собакой – заблудился и сдался китайским жителям. [3]

С приходом М. С. Горбачева к власти все перевернулось с ног на голову. Советский Союз “побратался” с Китаем: распахнул настежь границы, и к нам лавиной ринулись соседи. Вчерашние узники всех специальных поселений, которых на Дальнем Востоке и крайнем Северо-востоке было немало, наконец, получили свободу и тоже рванули вглубь СССР. К тому времени они все знали русский язык, традиции, менталитет россиян и как никто другой были готовы к “обживанию” новых территорий.

За последние десятилетия китайский военный шпионаж в России превратился в проблему поистине катастрофических масштабов. [2, с. 176]. И даже сотрудники ФСБ, обычно сдержанные во всем, что касается Китая, вынуждены, открыто говорить о серьезности проблемы.

Китайцы своей шпионской деятельностью сумели охватить  всю огромную территорию России. Несмотря на провозглашенное стратегическое партнерство между двумя странами, МГБ КНР ведет обширную разведывательную работу против России. Кроме получения несанкционированного доступа к передовым высокотехнологическим российским разработкам, китайская разведка практикует приглашение на работу разработчиков и специалистов в области военной техники. Особенно активно МГБ КНР работает на русском Дальнем Востоке.

Спецслужбы КНР сильно интересуют танкоремонтные, самолетостроительные заводы, а также возможность их приватизации Китаем.

Многие эксперты считают, что, во-первых, китайские военные сомневаются в том, что поставляемые из России компоненты идентичны тем, которые используются собственно в военной авиации России. Специалисты из НОАК убеждены, что Россия себе оставляет самое лучшее, а им отдает второй сорт. Во-вторых, китайская разведка крадет документацию, стараясь этим удешевить официальные закупки. И наладить свое производство на базе ворованной информацией.

За последние десятилетия мы продавали Китаю не только истребители. КНР закупила у нас также подводные лодки, ракеты, корабли. Для поддержания всей этой техники в боевом состоянии требуется немало запасных частей. Официальным путем закупать их весьма накладно. Вот и возник нелегальный рынок по продаже комплектующих к военной технике. [1,c.78]. Особый и устойчивый интерес у китайцев вызывает новейшая авиационная техника: наши суперсовременные вертолеты Ка-50 и Ка-52, истребители Су-27, а также комплектующие к последним поколениям атомных подводных лодок. Более того, у российских спецслужб есть предположение, что те образцы боевой техники, которые мы не продали Китаю, там пытаются воссоздать на своих предприятиях. Только этим можно объяснить значительное расширение списка комплектов оборудования и запчастей, а также чертежей, которые китайские спецслужбы пытаются контрабандно переправить к себе на родину.

Для добычи секретной информации китайская разведка использует все более изощренные способы и методы «добычи» информации. Так, одним из самых важных новшеств китайцев в области шпионажа явилось использование «хуацяо» – мировой китайской диаспоры. В Пекине особо не скрывают, что эмиграция негласно поощряется Министерством государственной безопасности. При этом используется тактика «массированного натиска», то есть, вместо того чтобы отправить в Россию или другие страны хорошо обученного агента, в страну приезжает множество китайцев, «охотящихся» за тем или иным компонентом.

Китайские студенты и ученые, выезжающие за границу, – та группа, которую МГБ всегда использует в своих целях. [7]

Стоит отметить, что МГБ КНР взяло под свой контроль практически всю организованную преступность включая пресловутую «Триаду» которая находиться под руководством офицеров китайских спецслужб. [4]

Многие китайцы, известные под русскими именами, контролируют оптовые лесные площадки в ряде городов Приморья – Лучегорске, Дальнереченске, Лесозаводске, Уссурийске, Находке и Дальнегорске, а так же в Хабаровском крае, в Еврейской автономной области, в Амурской и Читинской областях. По данным Управления по борьбе с организованной преступностью Приморского УВД, есть достаточно материалов, подтверждающих наличие жестокого контроля над китайским лесным бизнесом в Приморье со стороны триад.

Десятки шпионских дел ведут сотрудники контрразведки против тех, кто замешан в связях с китайскими спецслужбами.  По данным ФСБ, начиная с 2001 года китайские спецслужбы, активизировали свою деятельность в воинских частях Приморского края.

Статистика такова: в 2002 году контрразведчики поймали китайского агента в Хабаровске, когда он пытался вывезти секретные чертежи с авиапредприятия, производящего штурмовики Су. Через год УФСБ по Приморью провело крупномасштабную операцию по задержанию группы, в которой были военные пилоты, занимавшиеся нелегальной продажей китайцам запчастей к боевой технике. В операции было задействовано 11 групп контрразведчиков, которые одновременно произвели обыски  более чем по 10 адресам.

В 2003 году сотрудники ФСБ по Приморскому краю предотвратили вывоз драгоценных металлов и редкоземельных элементов, которые содержались в начинке блоков системы наведения, а также в другой бортовой и наземной аппаратуре, в электронных схемах и т.д. Китайцы покупали скопом эту технику и пытались вывезти в КНР.

В марте 2001 года в Хабаровском аэропорту сотрудники ФСБ взяли гражданина КНР с секретными чертежами атомной субмарины.

В 2002 году контрразведчики поймали китайского агента в Хабаровске, когда тот пытался вывезти секретные чертежи с Комсомольского завода «КНААПО». В том же году на  Арсеньевском заводе  «Прогресс»  поймали гражданина Китая, который хотел получить документацию по уникальным крылатым ракетам «Москит». [6]

Насколько мы могли выяснить, из этой работы китайская разведка быстро вошла в клуб мировых шпионских держав, активно усваивая современные приемы ведения разведывательных войн. Так же, как и другие державы, КНР проводит спецоперации по всему миру и жестко борется за зоны влияния. [1, с. 33]. Сегодня с уверенностью можно сказать, что к началу ХХI века китайский шпионаж охватил половину территории земного шара. Созданная параллельно и одновременно с разведывательными службами  двух самих великих держав США и СССР, шпионская служба КНР пытается низвести российский шпионаж до положения песчинки в пустыне, а шпионаж США – призрака, лишенного крови и плоти. И именно сейчас у спецслужб Поднебесной появилась реальная возможность выйти в безусловные лидеры.

По данным российских спецслужб МГБ Китая использует следующую тактику. Ее можно разделить на два этапа. Первоначально в Россию под видом коммерсантов приезжают действующие сотрудники спецслужб КНР, нацеленные на поиск партнеров, которым все равно, чем торговать. Завербованным российским коммерсантам давали большие деньги и просили искать и вывозить в Китай, например, редкоземельные металлы, которые, как известно, в основном применяются в космических и оборонных технологиях. Если контракты исполнялись точно и в срок, то к таким людям интерес возрастал. Их усилия щедро вознаграждались, а задачи усложнялись.

Из них потом были сформированы группы, которые занимались «торговлей» военными изделиями по направлениям: ВМФ, сухопутные войска, авиация. Конечно, ФСБ вмешивалась в этот бизнес, и после ряда успешно проведенных операции тактика соседей изменилась.

Спецслужбы Китая – могущественные и влиятельные

В последние годы китайские спецслужбы значительно подняли собственные позиции, как на территории государства, так и за пределами республики. Обладая большими диаспорами во всех странах на планете, Китай интенсивно привлекает к разведывательной работе граждан другого государства китайского происхождения. Помимо этого, китайская разведка активно пользуется уровнем миграции китайцев по всей земле для получения передовой экономической и технологической информации.

Непосредственное обучение большинства сотрудников китайских спецслужб осуществляется в Пекинском университете международных отношений. Однако процесс отбора кандидатов проводится задолго до момента поступления в учебное заведение. Таких студентов отбирают с обязательным условием отсутствия зарубежных связей и поездок за пределы страны в целях исключения их какой-либо компрометации. Главное ударение делается на изучении иностранных языков.

Вопросами предупреждения и выявления вероятных перебежчиков заведует отдел внутренней безопасности, ещё получивший название «Девятого управления». Получившие образование в сфере разведывательного искусства офицеры отправляются за границу. Некоторые из них выполняют непродолжительные одиночные задания, а другие остаются в новой стране на более длительный срок. Эти сотрудники  отправляются в целях осуществления крупных агентурных сетей, последующего воздействия на политику государства и распространения дезинформации. Агенты, работающие на долгосрочной основе, чаще всего, возвращаются на родину раз в два года с целью подведения итогов и получения дальнейших указаний. Им полностью запрещается контактировать с китайскими дипломатическими учреждениями (посольствами или консульствами), которые отслеживаются контрразведкой принимающего государства.

В связи с экономией финансовых ресурсов и исходя из соображений безопасности основная часть будущих агентов отбирается непосредственно в Китае и лишь потом засылается в нужное государство.  Следует отметить, что отбираются, главным образом, этнические китайцы, которые по словам военного начальства, считаются более надежными и их проще отслеживать. Но, в последние десять лет отмечается большая активизация привлечения людей для выполнения определенных заданий из числа местного населения требуемой страны-цели.

К примеру, агент китайской разведки передает тайную информацию журналисту, работающему в Поднебесной. Затем его отправляют в заключение и обвиняют в активном шпионаже против страны-Китая.

Другим способом считается приглашение будущего кандидата на вербовку на семинары в Научно-исследовательских центрах и институтах КНР. Визит участника оплачивается приглашающей стороной, но график посещений состоит из постоянных банкетов с достаточным количеством спиртных напитков в целях «развязывания человеку языка». Вербовочные операции, базируются преимущественно на патриотизме, но может использоваться и тактика принуждения – угроза физической расправой членам семьи и т.д.

Еще одной разновидностью добывания необходимой информации считается проведение семинаров по обмену жизненным опытом. В этих целях китайскими спецслужбами применяются научные сотрудники и академики, но очень редко, по причине незнания последними нюансов оперативной деятельности.

Кроме того, в Китайской Народной Республике уже создан, или находится на окончательной стадии образования Совет государственной безопасности. Полномочия нового органа пока что не распространяются, но, он предположительно станет китайским аналогом советского Комитета государственной безопасности (КГБ). Новообразованный орган формируется из руководящей ячейки ЦК КПК по внешней политике и безопасности с добавлением ему полномочий по аналогу американского Совета национальной безопасности.

Замысел создания подобного органа базируется на большей координации работы китайских ведомств, исходя из сложной ситуации около спорных территорий с Японией, активизации роли Америки в азиатско-тихоокеанском регионе и внутренних террористических препятствий.

Так что, в свете нарастающих угроз национальной безопасности КНР, и азиатского региона в общем, китайское руководство существенно активизировало деятельность своих спецслужб для получения информации о планируемых провокациях со стороны третьих сил, косвенно противостоящих китайскому правительству, и их пресечение.

Источник: http://www.goodchina.ru/v-kopilku-turista/529-spetssluzhby-kitaya-mogushchestvennye-i-vliyatelnye.html

Спецслужбы КНР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Спецслужбы КНР — органы государственной безопасности и разведки Китайской Народной Республики. Включают в себя ряд военных и гражданских служб, важнейшими из которых являются Главное разведывательное управление Генштаба Народно-освободительной армии Китая — ГРУ ГШ НОАК, Министерство общественной безопасности КНР и Министерство государственной безопасности КНР. Помимо Министерства государственной безопасности, разведывательной деятельностью за пределами КНР занимается большое количество других государственных организаций.[1]

История

История спецслужб КНР восходит к 1928 году, когда КПК создала собственную партийную разведку — Особый комитет ЦК КПК, по типу советского ОГПУ. Особый отдел ЦК КПК состоял из четырёх секторов: первый сектор осуществлял общее руководство и координировал деятельность остальных секторов, второй сектор занимался сбором информации и разведывательной деятельностью внутри Гоминьдана (некоторое время второй сектор был разделен на две части: военная разведка и политическая разведка), третий сектор руководил действиями специального отряда по защите подпольных организаций и их кадров, а также карал провокаторов и предателей; четвёртый сектор занимался связью и передачей информации. Создателем и первым руководителем Особого комитета был Чжоу Эньлай, а затем — Кан Шэн.

В ходе войны с Японией, на 6-м пленуме ЦК КПК в ноябре 1938 года было принято решение о создании специального органа разведки и контрразведки, получившего название «Главное управление по социальным вопросам» («Шэхуэйбу», кит. 中央 社会 部, в русскоязычной литературе встречаются также варианты названия «Отдел социальных запросов», «Бюро политической защиты»). На начальном этапе функционирования организации руководство КПК также именовало её «Центральная комиссия по операциям на оккупированных врагом территориях». Штаб-квартира Управления располагалась на главной базе КПК в Яньане, провинция Шаньси. В 1939 году на территории Яньани под руководством специалистов ГРУ и НКВД СССР была открыта секретная разведывательная школа под названием «Институт Восточного Мюнхена», где проводилось обучение китайцев разведывательной и контрразведывательной деятельности[2].Руководителем Шэхуэйбу с 1938 по 1945 (по другим данным — по 1948) годы был Кан Шэн, в 1948—1949 годах — Ли Кэнун (англ.).

В августе 1949 года, незадолго до образования КНР, Шэхуэйбу была распущена, а её задачи разделены между другими ведомствами[3]. После образования КНР в октябре 1949 года функции внутренней контрразведки были переданы в ведение Министерства общественной безопасности которое возглавил генерал Ло Жуйцин, а внешнеполитической и военной разведки — военной разведке («Цин Баобу») под руководством Чжоу Эньлая.

В середине 1955 году был создан новый орган партийной разведки — Бюро расследований Центрального Комитета КПК («Чжунъюн Дяочабу»). Кроме того, для координации деятельности всех спецслужб Китая был создан специальный орган, подчинявшийся лично Мао Цзэдуну — Центральный контроль безопасности и внешних связей (в латинском написании — ЦЕЛД)[4]. Затем в 1983 году на базе «Чжунъюн Дяочабу» было создано Министерство государственной безопасности, на которое были возложены основные задачи внешней разведки.

С апреля 1949 года в структуре ЦК КПК действует Центральное бюро безопасности КПК (название не раз менялось), первым руководителем которого был Ван Дунсин. Его задача — обеспечение безопасности и физической защиты высших руководителей КПК и КНР (в структуру Бюро входит охранное подразделение Отряд 61889). Бюро состоит в тройном подчинении — Главного управления ЦК КПК, Министерства общественной безопасности КНР и Генерального штаба НОАК.

Источники: wikipedia

Авторы:

Кондрашов Кирилл Антонович

Иващенко Вадим Александрович

Научный руководитель, старший преподаватель кафедры ИОГП,ТОГУ г. Хабаровск

Список литературы:

  1. Глазунов О. Н. Китайская разведка – М.: Алгоритм, 2008. ‑256 с.
  2. Елизаров А. Контрразведка. ФСБ против ведущих разведок мира» – М.: ЗАО «Издательский дом ГЕЛЕОС», 2000. ‑288 с.
  3. Уфимцев Ю. Ю.  “КГБ в КНР. Сквозь бамбуковый занавес”  – М.: Восток-Запад, 2006.
  4. Как Китай рассчитывает расчленить Россию (дата обращения 20.06.2008)
  5. Китайский военный шпионаж против России. [электронный ресурс] – Режим доступа.
  6. Щит и серп. [электронный ресурс] – Режим доступа.  (дата обращения 26.06.2008)
  7. Как китайская разведка вербует российских ученых. [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://argumenti.ru/espionage/n306/124831 (дата оповещения 15.09.2011)

Atari Studio ™